"Страхование" депозитов

 

Мы не рассмотрели еще одно важное нововведение, встроенное в финансовую систему США в ходе проведения Нового курса. В 1933 г. было объявлено о гарантиях, которые в будущем должны будут уберечь страну от повторения волны банковских банкротств. сотрясавших финансовую систему во время Великой депрессии. К приходу Франклина Рузвельта банковская система, основанная на частичном резервировании, практически развалилась, обнажив внутренне присущую ей неплатежеспособность. Это был самый подходящий момент для полной и реальной реформы, для очищения американской денежной системы, которое бы покончило, наконец, с лживостью и всеми соблазнами банковской деятельности, основанной на частичном резервировании. Вместо этого администрация Рузвельта пошла в противоположном направлении, что было неудивительно: она совершила крупномасштабное мошенничество по отношению к американской общественности, заявив о спасении нации от ненадежных банков при помощи новой Федеральной корпорации страхования депозитов (ФКСД). По заявлениям администрации, с этого момента все вкладчики банков «застрахованы» от убытков Федеральной корпорацией страхования депозитов, что фактически равносильно обещанию в случае кризиса предоставить крупные суммы для выплат по депозитам. Но в действительности это не более чем жульничество, ибо активы ФКСД составляют мизерную часть (1 или 2%) от объема депозитов, которые она собирается «страховать». Действенность такого государственного «страхования» можно оценить, взяв для примера крах в конце 1980-х годов ссудосберегательных учреждений. Депозиты этих банков с частичным резервированием предположительно были надежно «застрахованы» другим федеральным агентством ныне не существующей, но некогда расхваливаемой Федеральной корпорацией страхования сбережений и займов.

Ключевой проблемой «страхования» депозитов является мошенническое использование почтенного термина «страхование» для таких схем, как гарантирование депозитов. Настоящее страхование честно заслужило свою репутацию и вызывает положительные ассоциации у населения благодаря тому, что если оно осуществляется должным образом, то работает очень хорошо. Истинное страхование применяется, когда в будущем существует риск несчастного случая, не поддающийся контролю со стороны отдельного бенефициария, и когда вероятность наступления страхового случая может быть с высокой точностью предсказана заранее. В случае «страхуемых рисков» мы можем предсказать распределение неблагоприятных событий для больших чисел, но не в каждом конкретном случае: мы ничего не знаем об отдельном случае, кроме того, что он относится к определенному классу. Так, мы можем точно предсказать, сколько людей в возрасте 65 лет умрет в течение следующего года. В этом случае лица в возрасте 65 лет могут объединить ежегодные страховые взносы, и из этого фонда будут производиться выплаты тем, кому посчастливится прожить дольше других.

Однако, чем больше мы знаем об индивидуальных случаях, тем настоятельнее необходимость выделять их в отдельные классы. Так, если мужчины и женщины в возрасте 65 лет или люди с различным состоянием здоровья имеют различный уровень смертности, то их следует разнести по разным классам. Если это не будет сделано, и, скажем, больные и здоровые люди должны будут платить одинаковые страховые взносы во имя эгалитаристских идеалов, тогда это будет уже не страхование жизни, а скорее принудительное перераспределение доходов и богатства.

Точно так же, чтобы являться «страхуемым», несчастный случай должен находиться вне контроля отдельного бенефициария, иначе мы столкнемся с фатальным пороком «морального риска», и схема вновь перестает быть истинным страхованием. Таким образом, если в каком-нибудь городе существует страхование от пожара, основывающееся на среднем количестве пожаров в различных типах зданий, но застрахованным позволяется безнаказанно устраивать пожары, чтобы получать страховые выплаты, то истинное страхование вновь уступает место перераспределительному рэкету. Аналогично обстоят дела и в медицине. Такие специфические болезни, как аппендицит, могут быть предсказаны для больших классов людей и соответственно застрахованы, но просто факт прихода к врачу или неопределенные жалобы не являются страхуемыми, так как эти действия находятся под полным контролем страхующегося и не могут быть предсказаны страховыми компаниями.

Существует много причин, почему коммерческие фирмы на рынке никаким образом не могут быть «застрахованы», и почему само применение этой концепции к фирме является абсурдным и мошенническим. Сама сущность «рисков» или неопределенность, с которой сталкиваются предприниматели, представляет собой полную противоположность измеряемого риска, который может быть смягчен страхованием. Страхуемые риски, такие, как смерть, пожар (если он не устроен самим страхующимся), несчастный случай или аппендицит являются однородными, повторяемыми, случайными событиями и поэтому могут быть сгруппированы в однородные классы, поведение которых можно предсказать для больших чисел. Но действия и события на рынке, являясь часто похожими, по сути своей уникальны, неоднородны и не являются случайными, а, наоборот, оказывают влияние друг на друга и поэтому не подлежат страхованию по своей природе; их невозможно объединить в измеримые заранее однородные классы. Предприниматель является именно тем человеком, который сталкивается и принимает на себя не страхуемые по своей природе рыночные риски 1 .

Но если никакую коммерческую фирму невозможно «застраховать», то как можно застраховать банк, проводящий политику частичного резервирования! Ведь родовым признаком банков с частичными резервированием является именно неплатежеспособность, и эта неплатежеспособность будет обнаружена, как только обманутая публика поймет, что происходит, и будет настаивать на возвращении денег, которые, как она ошибочно думала, надежно хранятся в ближайшем банке. Если никакую коммерческую фирму невозможно «застраховать», то отрасль, состоящая из сотен неплатежеспособных фирм — это последнее, в связи с чем можно с серьезным выражением лица говорить о «страховании». «Страхование депозитов» — это просто мошеннический рэкет, причем весьма жестокий, потому что может отнять накопления всей жизни и денежные запасы всего населения.

Примечания

1 Это ключевое различие является наиболее важным вкладом классической работы Фрэнка Найта: Knight F. H. Risk, Uncertainty and Profit. 3rd ed. London: London School of Economics, [1921] 1940.

 



  • На главную